Фрэнк большой, Фрэнк маленький

Очень часто доводится слышать всякого рода беседы известных людей, в которых хочешь не хочешь, а заходит речь об их ненаглядных чадах. Честно говоря, звёзды ежели и отличаются чем, так это наводящей невыносимую скуку стандартностью, шаблонностью своих ответов. Во-первых, выясняется, что они в первую очередь хотят, чтоб их дитяти привалило большое человеческое счастье, тонко намекая, что о простых радостях жизни они уже позаботились. Во-вторых, пускай он становится кем угодно, но только не лезет в профессию отца-матери. Мол, там та-а-ак трудно - смотрите, как страдаем!

Фрэнк Лампард, которого сейчас невозможно вспоминать без добавки "старший", родился в обычной, может даже, скромной семье и очень рано понял, так сказать, фундаментальные основы того самого счастья - деньги. Без них хорошо, но с ними ещё лучше. Для него, выходца из бедного лондонского района доков и верфей, к тому же рано оставшегося без отца, который погиб в автокатастрофе, самым простым и доступным способом прорваться наверх стал футбол. В игроцкие годы Лампса-старшего футбол уже стал солидным источником дохода в виде дензнаков и прочих негласных привилегий. Его сын явно не нуждался в самом необходимом. Но однажды Фрэнк-старший молвил крохе-сыну, который подавал недурственные надежды в крикете (гораздо бОльшие, чем в футболе): "Малый, бросай эту дурь, наплюй на свою любимую латынь и достань мяч! Он прокормит не только тебя, но и твоих детей-внуков!"

В рабочих британских семьях издревле заведено называть первенца в честь отца. Семейство Лампардов в этом плане вовсе не исключение: "У нас все мужики Фрэнки: я, отец, дед, дед моего деда". Лампарды уже лет 30 как выбились в люди, но традиции в Англии - сильное дело: "Честно говоря, я ненавижу, когда меня называют Фрэнком-младшим. Это и в самом деле меня серьёзно достаёт, потому что так меня называют постоянно. Но что поделать? Когда у меня родится сын, я назову его Фрэнком. Тогда уж он станет "младшим" и - пускай мучается!"

Родители Лампарда познакомились при несколько удивительных событиях. "Вест Хэм" начала 70-х был командой, в основном укомплектованной игроками из Восточного Лондона. Жили все неподалёку друг от друга, всё делали вместе, в том числе ходили стричься. Вот последнее как раз и удивительно - в те времена парикмахеры терпели серьёзные убытки из-за того, что повсеместно шлялась нестриженая и небритая молодёжь. Мода! Вот и Фрэнк Лампард тогда, как, собственно, и сейчас, отличался длинной густой шевелюрой и несколько неряшливого вида бородой.

Как-то он вместе со своим проверенным дружбаном и партнёром по команде Харри Реднаппом забрёл в парикмахерскую неподалёку, где трудились две миловидные сестрички. Понятно, что ушли они оттуда в том же виде, что и пришли (ещё бы Лампс позволил прикасаться ножницам к своей драгоценной патлатости!), но зато выбили у сестрёнок согласие на свидание. Собственно, серьёзно встречаться начал первым Реднапп, а Лампард ходил так, за компанию - подружка Харри никак не хотела разлучаться с сестрой Пэт. Слово за слово, рука за руку, и дело ждать себя не заставило: сначала обе пары поженились, а потом, как иногда положено, пошли детки.

"Моё первое футбольное воспоминание связано, конечно же, с отцом. Мы вместе гоняли мяч в нашем саду. Мне тогда было три или четыре. Я и близко не отдавал себе отчёт в том, что мой отец знаменит. Лишь когда мне исполнилось лет девять, я стал обращать внимание, что отца узнают на улице незнакомые с ним люди. Я настолько привык видеть его по телевизору, что относился к этому как к чему-то само собой разумеющемуся. И только, повторюсь, лет в девять до меня дошло: "Ёлки-палки, так ведь далеко не каждый из моих приятелей может похвастаться, что его отца узнают больше людей, чем соседи да бармен из паба!"

С первых ударов по мячу своего наследника (а ещё в семье есть две дочки - Натали и Клэр) Фрэнк-старший весьма настойчиво подталкивал его к серьёзному занятию футболом: "Да, батя давил на меня мощно. Я знаю, очень многие футболисты рассказывают, что в детстве их никто не заставлял заниматься футболом, но это не мой случай. Уже в пять лет отец отдал меня в одну детскую команду, что играла в Литтл Хит Парк, неподалёку от нашего дома, и в которой самый младший игрок был на два года старше, чем я. Старший старался не пропускать ни одной моей игры и, если для родителей моих сверстников футбол был лишь способом развлечь и отвлечь их чад, то мой отец был в этом деле серьёзен и строг. Он всегда подробно разбирал мою игру, указывал на ошибки и сурово наказывал, если я отыграл плохо либо же просто относился к игре без должного рвения. Попадало мне тогда - будь здоров! Задница моя после такого разбора полётов, как правило, полыхала огнём, и я, зарёванный шестилетний пацан, искал утешения у матери. Но она никогда открыто не становилась на мою сторону. Тихонько тащила в ванную, умывала меня и утешала: "Не плачь, сынок, всё у тебя получится!"

Ни для кого из наших близких не секрет, что лицом и статью я пошёл в отца (хотя носить такую ужасную бороду - увольте!), но покладистостью и трудолюбием - в маму...

Я и в самом деле хотел быть футболистом и имел для этого талант. Думаю, именно поэтому отец был столь упорен и последователен со мной. Знаете, я сейчас благодарен предку за то, что он был тогда со мной столь строг. Именно его давление заставило меня относиться к футболу со всей серьёзностью. С ремнём отца пришло понимание, что футбол - это не только игра с мячом в своё удовольствие, это ещё и способ прилично заработать и многого достичь".

Надобно сказать, что Фрэнк-младший оказался прилежным и послушным учеником. Поначалу папа заставлял его бегать кроссы вокруг гольф-клуба в Ромфорде. Но очень скоро малый осознанно стал заниматься этим. Больше подгонять его не следовало. Отец, наблюдая за тем, как сын после тренировки молча шёл нарезать круги, улыбался в бороду: "Толк будет!"

С восьми лет Лампс занимался в Академии "Вест Хэма", причём поначалу очень долго играл на папкиной позиции левого бека, хоть и был таким же, как и он, безнадёжным правшой. Когда Фрэнку стукнуло 14, клуб подписал с ним так называемый контракт школьника. Сия бумага - можно сказать, первая ступенька к профессиональному контракту. Юные футболисты не только занимаются в Академии, но ещё и получают за это нечто вроде стипендии. Однако вместе с первыми, смешными на самом деле деньгами, они ещё получают ворох обязанностей вроде чистки бутс игроков основного состава, уборки в раздевалках, работы на стадионе. Есть в этом и приятная сторона - пацанам перепадает подавать мячи во время матчей основного состава, чем счастливые избранные хвастают потом перед менее удачливыми корешами.

Но у Фрэнка-младшего и без того хватало причин похвастать: знаменитые отец, дядя, а потом ещё и двоюродный брат Джеми: "Семья Реднаппов жила в Борнмуте - курортном городе, в котором очень долго с местной командой работал дядя Харри. Мы частенько наведывались к ним. Разумеется, наши отцы долго нежиться на пляже нам не позволяли, устраивая к полнейшему нашему удовольствию матчи Лампардов против Реднаппов. Хочу сказать не без гордости, что хотя Джеми и был на пять лет старше меня, я мало в чём ему уступал! Он начал гораздо раньше, чем я, и успех к нему пришёл очень быстро. "Ливерпуль", сборная Англии, чемпионат Европы 96-го... Я завидовал ему, но это была обычная профессиональная зависть. На самом деле я очень им гордился. Джеми здорово помогал мне советами, когда я только делал свои первые шаги в основе "Вест Хэма". Очень жаль, что его карьера оказалась скомканной из-за тяжелейших травм. В прошлом сезоне в матче с "Тоттенхэмом" я разбил ему губу. Знаю, он был тогда чертовски зол на меня и хотел меня прихлопнуть, но мы ведь братья! К тому же с детских лет мы на футбольном поле не привыкли уступать друг другу, однако и зла не держим. Джеми - классный чувак. И супруга его, Луиза, классная. Слышали, её недавно самой сексуальной женщиной назвали?!"

(пз) "Если только не помру от своей латыни"

Однако довольно долго для Фрэнка футбол не был единственным занятием на земле. Безо всяких понуканий со стороны родителей он прилежно учился. Наверное, сказалась привитая ему отцом дисциплина, которая "строила" его не только на футбольном поле, но и везде.

"Я ходил в привилегированную частную школу в Брентвуде, которую заканчивали многие известные политики и юристы. В школе я активно поигрывал в крикет и играл не только за сборную школы, но и за команду графства Эссекс. Именно в крикете мой талант проявился быстрее всего. На футбольном поле я был довольно неуклюж, как я сейчас понимаю, и работать мне нужно было очень и очень много. В один из дней игра в крикет за сборную школы совпала с матчем на молодёжный Кубок страны в составе "Вест Хэма". Тогда-то отец и произнёс те самые слова...

Я хотел быть футболистом, но у меня было весьма сильное влечение к учёбе. Уж в этом родители на меня точно не давили, но я учился в охотку. Я очень горжусь своим аттестатом и родители им гордятся. Насколько я знаю, я единственный футболист, у которого "пятёрка" по латыни! Я и в самом деле любил эту дисциплину. На выпускном вечере ко мне подсел директор школы и предложил идти изучать латынь дальше. Он готов был составить мне протекцию и, зная о моих успехах в спорте, обещал попутно устроить мне чуть ли не капитанскую повязку всех студенческих сборных, где бы я ни играл. Но я отлично помнил тот разговор с отцом: "Малый, бросай эту дурь..." Выбор был сделан, и я не могу сказать, что мне было так уж трудно отказаться от своей латыни!"

В 94-м в "Вест Хэм" пришёл Харри Реднапп и привёл с собой Фрэнка-старшего. Этот дуэт сколотил очень крепкую и перспективную команду, поднял её на пятое место, вывел в Кубок УЕФА, попутно выиграв Кубок Интертото - первый и единственный пока трофей "Молотобойцев" с того самого 80-го. Активно приглашая игроков со стороны, Реднапп, тем не менее, щедро давал шанс проявить себя молодым талантам, коих вестхэмовская Академия всегда выпускала в достаточных количествах. Рио Фердинанд, Джо Коул, Майкл Каррик, Джермейн Дефо - это лишь самые знаменитые воспитанники. Их было столь много, что клуб зачастую позволял себе одним махом отпустить на вольные хлеба нескольких талантов, которые закончили Академию и были готовы к профессиональному футболу. Даже при Реднаппе случались казусы вроде того, как в один день клуб отказался от четырёх своих выпускников: Пола Кончески ("Тоттенхэм", а ныне - основа "Чарльтона"), ДжейЛлойда Сэмюэла (основа "Астон Виллы"), Фитца Холла (сейчас - "Саутгемптон") и Бобби Заморы (он много и славно поиграл в "Брайтоне", обосновался в "Тоттенхэме", но этой зимой, когда "Шпоры" купили в "Вест Хэме" Дефо, вернулся на "Аптон Парк").

Фрэнка Лампарда-младшего не заметить не могли. Да и как не заметить капитана молодёжной команды, которая вышла в финал Кубка страны? Осенью 95-го Фрэнк съездил на стажировку в клуб второго дивизиона "Суонси Таун" и отлично себя зарекомендовал в битвах за выживание. Реднапп, наслышанный об успехах племянника, срочно вернул его в команду и 31 января 1996 года в матче с "Ковентри" состоялся дебют Лампса в бордово-голубой футболке.

Когда Фрэнк подошёл к боковой линии, готовясь заменить Джона Монкура, он понял, сколь тяжело ему будет в этом клубе: "Я был ещё ребёнком, а меня освистали. Меня освистали наши же болельщики! Я с детских лет бредил "Вест Хэмом", но для них я был всего лишь папиным сыночком, к тому же ещё и племянником главного тренера". Ага, синдром Хорди Кройффа...

"Меня очень долго освистывали и, надо сказать, это очень сильно влияло на мою игру. Я боялся ошибиться и играл невпопад. Но потом взял себя в руки и сказал: "А-а, чтоб вас! покажу вам всем!" И заиграл так, что болельщики перестали во мне видеть сына и племянника тренеров команды, они увидели Фрэнка Лампарда-младшего, который умеет играть в футбол и готов сделать для этого чертового клуба всё! Однако, как говорится, осадочек, остался, а после унижения, через которое прошёл мой отец, осадок всплыл, и я смело говорю, что ни капли не жалею по поводу ухода из "Вест Хэма". К своему огромному сожалению, я не чувствовал себя здесь как в семье. Свою футбольную семью я обрёл в "Челси"!"

Но с этим немного погодим. В сезоне-1996/97 Фрэнк продолжал бороться за место в составе и признание болельщиков. Иногда он уже был готов опустить руки. В матче с "Астон Виллой" Лампс сломал ногу, а когда вернулся на поле, снова услышал тот самый свист с трибун: "Хотелось выть..."

Болельщики и в самом деле очень скоро заткнулись. В начале сезона-97/98 Фрэнк забил свой первый гол за клуб ("Барнсли") и получил вызов от Питера Тейлора в молодёжную сборную. Да, фанаты смолкли, но во весь голос заговорила f*** пресса!

Акулы пера и микрофона - весьма любопытные и непредсказуемые персонажи. Одних игроков они ненавидят и стараются потопить во что бы то ни стало, других - поддерживают и отстаивают в любых ситуациях. Фрэнку Лампарду посчастливилось оказаться в числе вторых. Едва он заиграл в молодёжной сборной, где очень быстро стал лидером и капитаном и которую вывел в финальный турнир чемпионата Европы, едва он дебютировал в национальной команде (ноябрь 99-го, товарняк с Бельгией), как пресса развернула весьма активную акцию с требованием включить молодого "Молотобойца" в состав первой сборной.

В 2000 году, следует сказать, у Фрэнка не было особых шансов попасть в заявку на чемпионат Европы. Хотя Кевин Киган некоторое время раздумывал на этот счёт, но рассудил, что Лампарду будет полезнее съездить в это же время на другой чемпионат Европы - молодёжный. Кигана поняли и простили. В 2002-м, когда Свен-Горан Эрикссон отцепил набравшего под конец сезона отличную форму полузащитника от ЧМЯКа, вой стоял страшный: "Да неужели Джо Коул с Тревором Синклэйром больше заслужили свой шанс? Неужели они принесут больше пользы?" А что говорить теперь, когда Лампард, без сомнения, превратился в одного из лучших хавов премьер-лиги?

Поддержка прессы была и остаётся столь крепкой, что, честно говоря, сейчас практически невозможно найти упоминаний о двух громких скандалах, в которых оказался замешан Лампард.

Летом 2000-го он вместе со своим закадычным другом Рио Фердинандом, а также известным гулякой Кироном Дайером отметились во время отдыха на Кипре.

"Футбол", №27 за 2000 год: "А знаете, что еще делали на Кипре эти молодые негодяи? Такое не то что написать - вымолвить и подумать страшно! Говорят, они там ВЫПИВАЛИ!"

Троица и вправду хорошенько выступила по горячительным напиткам, потом устроила оргию, которая, разумеется, стала достоянием папарацци. Скандал стоял жуткий, нация словно вспомнила о своих пуританских корнях и обрушилась на молодых футболистов. Искренняя исповедь Дайера вовсе не потушила огонь национального гнева, а даже совсем наоборот. Ну как ещё должны отнестись благопристойные мамаши к такого рода признанию: "Я был настолько пьян, что просто не помню, сколько баб поимел в тот вечер!"?!

Помимо этого, футболисты вкушали зелье в черепах и танцевали на гробах... Богохульники. Шучу я, шучу!

Скандал не то чтобы замяли, он просто перестал быть актуальным. Благо в их свободном для прессы обществе всегда найдутся скандальные темы посвежее. Но странное дело: та оргия на Кипре удивительным образом ассоциируется, в первую очередь, с Дайером, потом - с Рио. О Лампарде вспоминают с трудом!

11 сентября 2001 года. Наверное, нет смысла говорить, что это за дата. УЕФА в знак солидарности со Штатами отметила еврокубковые матчи, игравшиеся в среду-четверг. Таким образом, был отложен матч "Челси" с софийским "Левски" в Кубке УЕФА. Джоди Моррис, Эйдур Гудйонсен, Джон Терри, Лампс и примкнувший к ним бывший челсиец Фрэнк Синклэйр от души погуляли в гостинице аэропорта в Хитроу, которая была в то время заполнена американцами, в тревоге ожидавшими разрешения вылететь на родину. Компания для начала как следует напилась, потом стала горланить песни и громко недоумевать, почему это никто не разделяет их праздничного настроения. Вечере закончился в боулинг-клубе, где парни развлекались тем, что сбивали кегли головами, прокатившись на пузе по дорожке!

Да и этот инцидент, показавшийся тогда донельзя циничным и хулиганским, позабыт. Лампард выплатил солидный штраф, который был перечислен семьям жертв теракта, и... остепенился. Наверное, повзрослел. Сейчас Лампс вполне счастлив со своей любимой Элен и подумывает "А не слишком ли долго меня называют Фрэнком-младшим? Может, стоит уже стать старшим? Или средним, на худой конец..."

Но пока что у них есть только псина по кличке Регги.

Коль всплывают какие-то грешки молодости, пресса снова удивительным образом относится более чем лояльно к Фрэнку. Известная своей связью с любвеобильным Дуайтом Йорком, от которого у неё родился сын, модель Джордан недавно выпустила мемуары, где подробно расписали свои амуры со знаменитыми футболистами (тринидадец, как вы поняли, был у неё не единственным). В длинном перечне постельных побед Джордан значится и Лампард. Ну и кто-то что слышал в этой связи о Фрэнке? Одному только Йорку досталось - мол, обрюхатил и свалил!

Увы болельщикам "Вест Хэма" (они наконец поняли, что "увы"!) - карьера Лампарда на "Аптон Парк" оказалась намного короче, чем у его отца. Команду Харри Реднапп подобрал великолепную - пресловутый сплав молодости и опыта. Играл "Вест Хэм" красиво и был по-ребячьи очарователен. Я надеюсь, вы не забыли тот дивный эпизод, когда Лампард прямо на поле подрался с Паоло Ди Канио за право пробить пенальти? На "Аптон Парк" собрались не просто отличные мастера, к тому же не лишённые некоей приземлённости, что делало их только притягательнее. Ди Канио, Нил Раддок по прозвищу "Бритва", Стюарт Пирс по прозвищу "Психо", инженер НАСА Шака Хислоп... Паоло дрался с Фрэнком не просто так - тот матч был особый. "Вест Хэм" проигрывал "Брэдфорду" 2:4, но сумел вырвать победу. Вполне в духе той команды, в которой удивительным образом сочетались разгильдяйство и неуёмная страсть побеждать. И, конечно же, играть красиво!

Всё исчезло в одночасье. Склоки, вылет в первый дивизион, новая команда, которая по уровню игроков и близко не стоит с командой Реднаппа и у которой нет ни Вдохновения, ни Божьей Отметины...

Начало конца было положено в мае 2001 года, когда Харри с Фрэнком-старшим встретились с президентом клуба Теренсом Брауном, дабы обсудить дальнейшие планы. Амбиции тренеров простирались дальше, чем прозябание в середине таблицы с редкими видами на еврокубки. Они хотели расти, тем более, потенциал у команды имелся. Нужно было усилить состав людьми, с которыми можно было подумать о месте в пятёрке.

Браун категорически с тренерами не согласился, его-де всё устраивает, да и денег много нету - стадион реконструируется... Тон говоривших становился всё выше и выше, наконец, Браун устал и объявил тренерам, что они уволены.

"Помню, я вошёл в дом и увидел заплаканную маму. "Сынок, он уволил их!" Для меня случившееся стало настоящим шоком. "Вест Хэм" был всей моей жизнью, я боготворил этот клуб, а он так поступил с моим отцом... Может, я слишком болезненно отношусь к таким обычным для футбола вещам, как увольнение и отставка, но не забывайте - это мой отец! Я видел, сколь больно ему было, когда его вышвырнул клуб, которому он отдал всю свою жизнь. Я достаточно амбициозный человек и знал, что однажды уйду в более сильный клуб, но именно тогда, в мае 2001-го, я понял - время настало! Я не мог больше играть здесь. На семейном совете было принято решение подыскивать мне новый клуб. Сейчас, когда я выхожу против "Вест Хэма", я готов умереть, но обыграть их. Это очень похоже на месть, но мне вправду очень больно из-за того, что случилось с "Молотобойцами" сейчас".

Лампардом заинтересовались "Астон Вилла", "Лидс" и "Челси". Бирмингемцев Фрэнк отшил сразу же - зачем менять шило на мыло? Предложение "Лидса" было более заманчивым. Тогда этот клуб только дошёл до полуфинала Лиги чемпионов, и его будущее виделось весьма привлекательным. К тому же здесь уже играл Рио Фердинанд - близкий друг Лампса, которого "Вест Хэм" продал по ходу сезона: "Уже тогда я почуял неладное".

Однако чуйка на гроши снова не подвела Фрэнка, он встретился с Клаудио Раньери и понял, что "Челси" - как раз то, что ему нужно: "Здесь всё на ином, более высоком уровне. В "Вест Хэме" нашей задачей было выступить как можно лучше, здесь же определена чёткая цель - победить. Я уверен, мы будем чемпионами. Сейчас это уже вопрос очень близкого времени.

В "Вест Хэме" тоже хватало замечательных игроков, но - Бог мой! - какие звёзды в "Челси"! Первое время я даже конфузился немножко: Десайи, Дзола, Хассельбанк - они мне виделись какими-то небожителями. "Челси" подкупал более профессиональным подходом буквально во всём. Возьмём, например, еду. В "Вест Хэме" всем было наплевать, как и когда я питаюсь. Сейчас я ем строго по расписанию и употребляю не всю пищу без разбора, а только то, что нужно и полезно. Для этого мне даже пришлось научиться готовить, чтоб не приходилось заказывать непонятно что. И ещё. В "Вест Хэме" я всегда был "Младшим" или "Маленьким Фрэнком", здесь я - Фрэнки или Лампс!"

Заметим, что "Вест Хэм" от продажи Лампарда получил 11 млн. фунтов и закончил столь милую сердцу президента реконструкцию стадиона...

Начало в новом клубе получилось для Лампарда болезненным. Тут и скандал в Хитроу, и не совсем удачная игра команды, да и сам Фрэнк довольно тяжело привыкал к новым партнёрам и новому стилю игры: в первом матче после 11 сентября он удалился с поля, и "Челси" проиграл "Тоттенхэму" 2:3. А первый гол был забит только на Рождество. Однако - дорогу осилит идущий! А в желании пахать Лампсу никогда нельзя было отказать. Конец сезона он отыграл уже на довольно высоком уровне, но по-настоящему лидером "Челси" стал в сезоне следующем - 2002/03.

Игра Лампарда обогатилась новыми красками, стала более мощной, более законченной, что ли. Он научился контролировать мяч (надеюсь, вы понимаете, что речь идёт вовсе не о технике приёма мяча), а вместе с ним и всю игру. Он отличается умением отдать неожиданный пас, который оказывается откровением для защитников, но всегда своевременным и удобным для взрывного Хассельбанка, подвижных Гудйонсена и Муту, нацеленного на ворота Креспо. Сам же Фрэнк наконец заиграл в ту игру, которую он интуитивно считал своей - забивающего полузащитника. Его называют наследником стиля Брайана Робсона и Дэвида Платта, которые славились не только своими передачами, но и умением поддержать и завершить атаку мощным и точным ударом.

Вместе с тем Лампс заметно добавил в умении сражаться за мяч, в умении его отстоять. Это крепко сбитый парень, который и себя в обиду не даст и за друга постоит. Чем ещё покоряет Лампард - характером настоящего бойца. Очень трудно вспомнить матч, в котором Фрэнк опустил бы руки и сдался до финального свистка. Неудачные, даже провальные игры у него, конечно же, были, но никогда он не выглядит в них обречённым и безразличным. Настоящий лидер, который всегда оказывается в самых горячих точках, будь то оборона или атака.

Лампард-младший очень быстро перекрыл достижение отца по числу матчей за сборную Англии, однако по-настоящему до уровня сборной он дорос вот только что. Свой первый мяч за главную команду страны Фрэнк забил прошлым летом красивым ударом в ворота сборной Хорватии. Однако Эрикссон очень долго прибегал к его услугам преимущественно в товарищеских матчах. Хотя не только автор этих строк, имевший счастье лицезреть почти все товарняки англичан того периода, отмечал, насколько выигрывает игра сборной с присутствием на поле Лампарда. Он производит впечатление стержня, на котором держится всё. Причём играл он тогда на непривычной для себя, но проблемной для англичан позиции левого хава: "Моё место - в центре. Именно на этой позиции я способен проявить все свои качества и максимально помочь команде".

Но Эрикссон и вправду относился к успехам Лампарда как-то странно. Например, в позапрошлом сезоне в прекрасном матче "Челси" с "Лидсом" швед ушёл за четверть часа до финального свистка и не видел, как Фрэнк переломил ход поединка ("Синие" проигрывали 1:2) и принёс лондонцам победу. Лампс очень хотел играть в сборной и узнав, что тренер не увидел его подвигов, лично позаботился, чтоб кассета с записью поединка оказалась у Эрикссона на столе!

В этом сезоне игнорировать игру Лампарда и демонстративно уходить в конце матча швед уже не мог. Просто потому что рисковал в подобном случае пропустить отличное зрелище и получить очередную порцию критики в прессе. А ведь ещё перед стартом сезона Фрэнк серьёзно беспокоился по поводу своего места в составе: "А что я должен был думать, когда Роман Абрамович каждую неделю покупал нового полузащитника?" Однако, как показало время, никто из новичков, сколь звёздными или перспективными они б ни были, не в состоянии поколебать позиции Лампса в составе. Он является одним из фундаментальных игроков в «Челси», забивал немало важнейших мячей благодаря своему стремительному подключению к атаке из глубины или умению нанести скрытый, но точный и сильный дальний удар.

В общем, Эрикссон сдался, и Лампард был включён не просто в заявку сборной, но и в состав. Причём поначалу Свен-Горан вновь попытался поставить Фрэнка на непривычную позицию, боясь затронуть интересы своих любимцев - Скоулза и Джеррарда. Однако Лампс как простой разрушитель настоящую пользу сборной принести не может, и Эрикссон, скрипнув зубами, убрал налево Скоулза, а Фрэнка наделил функциями центрального полузащитника безо всяких оговорок и экивоков. Там Лампсу и место!

Борода


Фрэнк Лампард-старший - один из самых легендарных игроков "Вест Хэм Юнайтед". По количеству матчей за клуб его превосходит только многолетний партнёр по составу Билли Бондс, с которым они плечом к плечу бороздили фланги "Молотобойской" обороны и изведали всё - славу и поражения. В те времена вовсе не редкостью было такое понятие, как преданность клубу, и "Вест Хэм" в этом плане был одним из самых приметных в стране. Вот только, невзирая на постоянство и звёздность состава, успехов команда добивалась исключительно в кубковых турнирах, нередко сваливаясь в низший дивизион, но ухитряясь при этом сохранять костяк, который составляли люди, не понаслышке знающие о существовании сборной Англии.

Другое дело сейчас - бегут при первых сумерках трудностей. Фрэнк-младший тоже вот слинял в поисках лучшей доли, славы, медалей и кубков. Но пока что его досье выглядит поскромнее папкиного. Хотя в этом случае и в самом деле уместна оговорка "пока что"...

Фрэнк Лампард-старший - фигура в истории "Вест Хэма" культовая, и не только своей знаменитой и неизменной бородой. Он почитается одним из сильнейших левых беков "Вест Хэма" за все времена. Может, даже и самый, безо всяких там "один из". Называют ещё Джулиана Дикса, но тот солидный кусок карьеры отыграл в полузащите, да и в "Ливерпуль" шастал предательски, а Лампс оставался "Молотобойцем" до гробовой доски.

Самое памятное событие в личной карьере Фрэнка произошло 16 апреля 1980 года в Лидсе, где состоялась переигровка полуфинала Кубка Англии с "Эвертоном". "Молотобойцы" тогда были клубом второго дивизиона. Фантастический удар Лампарда в падении головой на последних секундах матчах не только вывел команду в финал, но и увековечил Фрэнка в болельщицком фольклоре. До сих пор вспоминают и тот мяч, и зажигательный танец, что отплясывал счастливый автор гола вокруг бокового флажка:

I'm Dreaming of a Frank Lampard,

Just the like the one at Elland Road.

В финале "Вест Хэм" грохнул "Арсенал" (гол забил свежеиспечённый сэр Тревор Брукинг. И тоже головой! Причём для него забитый таким образом мяч стал едва ли не единственным в карьере!), и стал последним на данный момент клубом низшего дивизиона, выигрывавшим Кубок Англии.

Гол "Эвертону" стал достойной компенсацией за самый кошмарный момент в карьере Лампса-старшего. В финале Кубка кубков с "Андерлехтом" он стал виновником гола в ворота "Молотобойцев", к тому же получив в том эпизоде тяжёлую травму. Отдавая пас вратарю Мэрвину Дэю, он поскользнулся и рухнул на газон, корчась от боли. Бельгийцы победили 4:2, а Фрэнк после матча с разрывом мышцы брюшного пресса попал на операционный стол.

Эта была вторая серьёзная травма в его карьере. Первая вообще могла поставить крест на футболисте Фрэнке Лампарде, который только-только сделал первый шаг в большом футболе. Он дебютировал в великом "Вест Хэме" Рона Гринвуда, в котором играли герои финала чемпионата мира 1966 года Бобби Мур, Джефф Хёрст и Мартин Питерс, в ноябре 67-го в матче с "Ман Сити". А в 19-м своём поединке, против "Шеффилд Юнайтед", сломал ногу.

Однако справиться с тяжёлым испытанием ему помог "споённый" коллектив "Молотобойцев", который все радости и горести команды переживал вместе за кружкой пива, и лично капитан Бобби Мур. Великий Мур, невзирая на весь свой легендарный статус, быстро стал близким другом начинающего футболиста, выделяя его в числе своих самых любимых собутыльников.

В октябре 72-го тогда сэр Альф Рэмси вызвал Лампарда в сборную Англии на товарищеский поединок с югославами, который состоялся на "Уэмбли" и закончился вничью 1:1. Вторую и последнюю кепку сборной многолетний третий номер "Вест Хэма" получил спустя почти восемь лет, когда Рон Гринвуд, тогда уже наставник национальной команды, взял его в поездку в Австралию (2:1).

Гринвуд вызвал Фрэнка вовсе не по старой памяти. В начале 80-х, когда Лампсу уже было за 30, он переживал пик карьеры. В клубе Лампард составил великолепную связку на левом фланге с Аланом Девонширом. Причём и тот, и другой были законченные правши! Несчётное количество мячей "Вест Хэм" ввалил именно после работы этой парочки на левом краю.

Правоногость Лампарда помогла ему в последние годы его карьеры, когда в составе наконец появился толковый левша Пол Браш. Фрэнк спокойно перебрался на правый фланг и отбегал там до 20 мая 1985 года, когда матчем против "Ливерпуля" закончилась "молотобойская" игроцкая карьера Лампарда-старшего. Увы, он ушёл как раз перед самым великим сезоном в истории клуба, когда "Вест Хэм" сражался с могучими ливерпульскими командами за чемпионство и финишировал в этой гонке третьим.

Фрэнк перебрался в скромный "Саутэнд" из третьего дивизиона, который как раз тренировал его закадычный дружбан Бобби Мур, но пробыл там недолго. "Муро" бросил тренерскую работу и сосредоточился на бизнесе, а Лампард повесил бутсы на гвоздь.

В футбол он вернулся только в августе 1994 года, когда Харри Реднапп позвал его на должность своего помощника в "Вест Хэме". После семи лет славной работы, за которые руководство клуба в лице ненавистного всем фанам президента Теренса Брауна отблагодарило незаслуженным увольнением, Лампард удалился на относительный покой. На стадионе он появляется лишь на матчах с участием своего сына. На "Аптон Парк" Лампс-старший захаживает, пожалуй, почаще. Особенно сейчас, когда его любимая команда переживает очередное падение в низший дивизион.